Кто владеет информацией – тот владеет миром. Новые угрозы информационных войн

 

Как известно, именно информация является одним из наиболее действенных  и глубокопроникновенных средств влияния на сложные организованные системы. В рамках социальной системы она рассматривается как определенное сообщение, которое устраняет состояние неопределенности, существовавшее до этого. Но социальная система в сравнении с биологической и технической, способна как к самоорганизации так и к попаданию под влияние внешнего программирования. И если последнее рассматривать в политическом векторе, то реализация такого программирования возможна либо с помощью переубеждения, основанного на рационально-критических аргументах и доказательствах, либо на основе политического насилия (традиционного – физического, и нетрадиционного – в форме информационных, психологических и консциэнтальных войн).

Главная цель таких войн – воздействие на народные массы, желание заставить их действовать согласно с волей центра сообщений, и часто наперекор их же интересам. Информационная война – это коммуникативная технология влияния на массовое сознание, с краткосрочными или долгосрочными целями. Основная цель этого воздействия – внесение изменений в структуру поведения людей и восприятия ими всего, что их окружает.

Наиболее способствующая атмосфера для ведения информационной войны – это наличие определенных социальных и политических проблем, кризисов, состояния неопределенности, общественного недовольства. К сожалению, в Украине некоторые из этих перечисленных признаков присущи почти каждому региону страны. Именно такие негативные условия – самая благоприятная почва для развития информационной войны, а также одного из ее опасных элементов – так называемой «борьбы имиджей». Подобное противостояние преследует нас повсюду: на огромных бигбордах, первых полосах газет, и, конечно же, на телевидении – абсолютно везде – мы видим лица одних и тех же политиков, новую волну кандидатов на пост президента/депутата/мэра и т.п. Само собой, работа со СМИ и реклама – неотъемлемая составляющая любой предвыборной кампании, НО, в то же время, всю эту мишуру можно назвать эффектом ненужного антибиотика, когда в человека насильно, против его воли, пихают таблетку сильного воздействия, которая впоследствии разрушает его здоровье. В данном случае, речь, прежде всего, идет о психическом здоровье. Чтобы понять структуру этого процесса, рассмотрим оба аспекта «борьбы имиджей».

Первый – внешняя борьба имиджей – внедрение в национальное сознание определенных, чужеродных для него, «информационных химер», цель которых – управлять поведением членов нации, изменение состояний сознания на те, которые выгодны агрессору. Ярким примером такого внедрения является психологический эффект сообщения, которое очень часто повторяют ярые украинские праворадикалы: «Украина – не часть России». Психологи трактуют этот эффект на простых украинских граждан так: наименьшая географическая осведомленность делает эту фразу очевидной. Говорить людям очевидность, когда они об этом не спрашивают и не думают – все равно что чесать там, где не чешется. Организм, в данном случае психика, закономерно отвергает подачу фразы, относя ее к фактору раздражения. Итог – раздражение, которое, по мнению медиков и психологов, возникло впоследствии нейролингвистического программирования, а по мнению «жертвы» этого программирования – возникло именно от сути фразы, от ее содержания, от ее объекта. Вот в этом и заключается вся катастрофа. А ведь подобные фразы под националистическим соусом подаются гражданам Украины каждый день!

Самый катастрофический из возможных конечный результат вызванного раздражения – это потеря самоидентификации гражданина Украины (например, потеря этнической идентификации себя украинцем или русским). Вторжение такого рода не только недопустимо, оно противоречит всем принципам демократии, социального равенства и развития! Это оружие быстрого поражения часто используют наши оппоненты, поэтому нашей задачей должно стать распознавание таких «лжепатриотических» и «антиэнтических сигналов», и принятие всех мер против их восприятия.

По мнению психолога Юрия Громыко, вышеописанное разрушение самоидентификации личности является крайне опасным: «разрушение способов и форм идентификации личности по отношению к фиксированным сообществам, приводит к изменениям форм самоидентификации и деперсонализации».

Второй аспект стратегии разрушительной информационной войны: внутренняя борьба имиджей. Тут проблема состоит в том, что такие информационные войны с одной стороны направлены на дискредитацию политического оппонента (в своей же собственной стране), а с другой стороны – на изменение психологических установок, ценностей населения с целью манипулирования его политическим выбором. Как эта технология знакома на подсознательном уровне каждому украинцу!

Возьмем, к примеру, так называемый «треугольник Карпмана», что действует в трех образах: Преследователь-Жертва-Спаситель. Вспомнив украинскую историю, мы видим, как эта формула, эта схема идеально ложится на ситуацию 2004 г. в следующей интерпретации: Янукович – Народ Украины - «Оранжевая команда», или, еще хуже: Россия – Украина – Евросоюз. Последний мэсседж – крайне недемократичен, беспочвенен и пропитан русофобией, но он, как и предыдущий, отразился на электоральном настрое избирателей.

Похожий треугольник можно составить и на фоне событий 2010 г.: «Оранжевые-популисты» - Народ Украины – Команда Януковича. Как видим, в этом треугольнике компоненты все те же, что и шесть лет назад, но они лишь поменялись местами. Эта примечательная перестановка подтверждает быстроту попадания народных масс под влияние информационных войн, борьбы имиджей и вытекающих из них негативных импульсов.

Таким образом, можно прийти к выводу, что любая разрушительная стратегия информационной войны происходит по следующему сценарию:

во-первых, формируется базовая система смыслов и знаний у системы-агрессора, которую она планирует воплотить в другой системе, с целью облегчения управления последней;

во-вторых, для этого необходимо знание индивидуальных особенностей системы-оппонента (например, отсутствие четко сформулированной системы демократических ценностей в связи с переходом от тоталитарной до демократической модели управления);

в-третьих, на основе моделирования разных сценариев развития вышеупомянутой базовой системы смыслов и знаний выбирается тот тип ведения информационной войны, который необходим для «имиджеидентификации» агрессора;

в-четвертых, происходит «подготовка почвы» - «фабрикация» общественного мнения, после которой, в конце концов, и происходит реализация самой кампании информационной войны.

Безусловно, информационные войны крайне негативно влияют на политическую ориентацию нашего общества, а также на его сознательность и даже психическую стабильность. Опасность информационных войн понятна, и возникает вопрос: «Что же делать?». Наиболее приемлемый выход – это, в первую очередь, четко определенная информационная государственная политика, которая будет формироваться не монополистическим государством, а с учетом обращений и рекомендаций общественных организаций. А во-вторых, необходимо внедрение современных информационных технологий защиты и контроля национального информационного пространства.

Автор: Анне Голембиовская, интерн Комитета по вопросам правосудия

 

Відео

English version